Крым. Ласточкино гнездо

20520Место нахождение Гаспра, мыс Ай-Тодор, Аврорина скала
Экскурсионные объекты притягивают нас тем сильнее, чем больше мы о них наслышаны. Ярко высвечен на фоне моря и неба знаменитый готический замок над обрывом — «Ласточкино гнездо». Неброско, почти затаенно, как все по-настоящему ценное, темнеет за ним юго-западный отрог мыса Ай-Тодор. О Ласточкином гнезде сложено много легенд, но и реальная его история интересна. Давайте с ней познакомимся и мы.

С конца XVIII века, после присоединения Крыма к России (1783 год), состоятельные люди стали покупать на Южном берегу земли, строить дворцы, закладывать парки. Стало традицией приезжать в Крым на отдых. Приезжие, будь то владельцы имений с их семьями и гостями или люди победнее, которым Крым нужен был для лечения, любовались берегом и в каждое название невольно вкладывали отношение первооткрывателей того, что давно открыто.

Аврора у древних римлян — богиня утренней зари. Назвать скалу ее именем могли, скорее всего, люди, которые приезжали и приходили сюда на рассвете, чтобы встретить восход солнца. Они были мирными гостями на этой земле и продолжили бесконечную, как сама вселенная, традицию поиска красоты. Мы с вами — их наследники.

Первым известным строением на Аврориной скале считается деревянная дача «Генералиф» («Замок любви»). Ее хозяином был неизвестный генерал, участник Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, и, как видно, романтик. Ведь, будучи уже в генеральском возрасте, он дал своей даче название «Замок любви»! Какие причины навеяли такое романтическое название: красота окружающей природы, восторженные мечты или земное чувство любви к женщине, — нам неведомо. Можно только пофантазировать об истории позднего, печального и грешного чувства, ради которого и выстроили на труднодоступной скале это пристанище. Кто был рядом с хозяином звездными ночами, кого будила, кого утешала богиня утренней зари?

«Замок любви» на труднодоступной скале привлекал внимание, его изображали на своих полотнах художники-маринисты И.К. Айвазовский (1817-1900), Л.Ф. Лагорио (1827-1905), А.П. Боголюбов (1824-1896). Разве смогли бы они воспеть этот божественный пейзаж, не будоража фантазию, не обращаясь к самим богам?

Старожилы рассказывают полузабытую историю о жестоком и отважном джигите, который на потеху публике завязывал обреченной лошади глаза, садился верхом, разгонялся и прыгал со скалы в море, пролетая по воздуху все сорок метров! Он ухитрялся остаться невредимым, выплыть на берег, поклониться зрителям, небрежно принять награду. Потом покупал новую лошадь и готовился к очередному прыжку.

В начале XX века здесь обосновался придворный врач Адальберг Тобин. Потом доктор передал владение по наследству жене, а та продала его московской купчихе Рахманиной. В это время возникло и закрепилось за домиком на скале название «Ласточкино гнездо».
В 1911 году имение у московской купчихи приобрел крупный немецкий нефтепромышленник барон фон Штенгель. Разрабатывая месторождения бакинской нефти и, очевидно, скучая по родной Германии, барон пожелал оставить в Крыму память о рыцарских замках средневековья. В 1912 году на Аврориной скале для него построили миниатюрный замок в готическом стиле, с башенками и стрельчатыми окнами.

Автором проекта был талантливый потомственный московский зодчий А.В. Шервуд, сын знаменитого архитектора В.О. Шервуда, проектировщика здания Исторического музея в Москве. Задуманная архитектором ступенчатая композиция исходила из малых размеров участка. Здание 12-метровой высоты располагалось на фундаменте шириной 10 и длиной 20 метров. «Птичьим» объёмам отвечало внутреннее устройство: прихожая, гостиная, ступеньки и две спальни последовательно располагались в двухэтажной башне, которая поднималась над скалой. Рядом со зданием был разбит сад. Он в результате землетрясения обрушился в море.

В начале первой мировой войны фон Штенгель продал строение купцу Шелапутину под ресторан и спешно отбыл в Германию. В скором времени купец Шелапутин умер, и ресторан закрылся.

В 1927 году в Крыму произошло сильное землетрясение с эпицентром в море, близ берегов Ялты. Были два толчка среди ночи. Первый — слабый, как бы предупреждающий, заставил людей выйти из домов. Потому и оказалось при многих разрушениях сравнительно мало жертв. Второй толчок ударил в полные девять баллов.

Сам дворец не пострадал, если не считать сорванных шпилей и оторванной части скалы под нижним балконом, и глубокой трещины, грозившей в любой момент сбросить замок в море.
Не зная, как быть, в скором времени власти города постановили признать Аврорину скалу аварийной и запретили доступ на видовую площадку. Но некоторые неугомонные туристы все же перелезали через ограждения, рискуя жизнью ради взгляда вниз и вокруг, ради перехватывающего дух восторга высоты, ради желания сфотографироваться на память.

Предложений по технике беспрецедентного и абсолютно необходимого ремонта поступило много. Возникла даже радикальная идея — разобрать замок, пронумеровать камни и плиты и сложить в прежнем порядке на новом, безопасном месте. Нет, это было бы уже не Ласточкино гнездо!
Только в 1967-1968 годах, через сорок лет после землетрясения, рабочие «Ялтаспецстроя» выполнили этот полуфантастический ремонт, не разбирая стен. Руководил операцией архитектор И.Г. Татиев. Прежде всего, требовалось подвести к объекту подъемный кран и другую достаточно тяжелую строительную технику. И это по дорогам, которые предназначались в основном для легковых автомобилей и редких автофургонов с продуктами! С большим трудом и риском удалось завершить все приготовления. Скала оказалась перегруженной, а работа, между тем, планировалась долгая. Она требовала от строителей сноровки, сообразительности, большого мужества.
Если альпинисты привыкли проводить свои «рабочие дни» над пропастью, то для каменщиков «Ялтаспецстроя» это было в новинку. Отыскались и спасли дело добровольцы. Работая в подвешенной люльке, они закладывали трещину камнями, заливали бетоном. Под основание замка подвели железобетонную плиту, швы одели свинцовой оболочкой. Затем, уже без героизма и не торопясь, рабочие провели реставрацию здания. В таком «антисейсмическом поясе» обновленное Ласточкино гнездо обрело, на радость всем, кто любил и любит Крым, вторую жизнь.
В новейшее время возле готических стен разросся стихийный рынок сувениров. Чего только тут не увидишь: тысячи мелких поделок из керамики, можжевельника и всевозможных пластмасс, кораллы и ракушки тропических морей, цветные фотографии, картины. Больше всего видов самого Ласточкина гнезда: на холстах, на ватмане, на металлических и пластмассовых подносах, на «амфорах» из благородной керамики. Ходовой товар для круглосуточной местной торговли!
И сейчас многих молодых мужчин тянет на подвиги: удивить публику или даму сердца, проверить свои способности, посмотреть сраху в лицо, прыгнув с огромной высоты вниз… в волнующееся Черное море… Да, были отчаянные парни, которые решались на такие прыжки. Не всем, к сожалению, везло. Редкие счастливцы оставались невредимыми, только отлеживались по нескольку дней. Но находились сорвиголовы, готовые повторить прыжок и даже заработать! Правда и то, что на них разрывалась одежда, будто подсеченная бритвой…

На разные лады пересказывают здесь один фантастический случай. Молодой ялтинец, житель одного из старых кварталов Дерекоя, после тяжелой ссоры с женой поехал к Ласточкиному гнезду, поднялся на запретный обрыв, перелез через парапет и в отчаянии, а может быть и с некоторой рисовкой в расчете на зрителей, бросился вниз. Обреченное сердце могло остановиться еще в полете, но сработал многолетний навык: выросший у моря, человек много раз прыгал со скал и соляриев. Не поддался он смертельному ужасу — выпрямился, развел руки крыльями, полетел отвесно вниз, подправляя траекторию в воздушном потоке, который вдруг оказался ему помощником, вошел точно головой, разбив поверхность, как бутафорское перекрытие, выставленными вперед руками. Когда вынырнул и добрался до берега, к нему бросились отдыхающие с фотоаппаратами. «Героя» восхваляли, подзадоривали, просили повторить прыжок, даже собирали деньги. Неудачливый (или, наоборот, слишком везучий?) самоубийца отказался: шаг, смертельный по замыслу, вернул его к жизни…

Со стороны моря у подножия скалы можно отыскать несколько подводных пещер и даже занырнуть в каждую из них, освещая путь водонепроницаемым фонарем. Охотники за неповторимым, вы не разочаруетесь! Только будьте начеку: подводный грот — не лучшее место для встреч, а встреча с теми, кто нырнул туда раньше и уже плывет обратно, вовсе не исключена, особенно днем, в разгар пляжного сезона. Не напугайте друг друга!

Причал в уютной бухте позволяет швартоваться теплоходам местного сообщения даже в четырехбалльный шторм, когда закрыты соседние портопункты «Золотой пляж» и «Мисхор». Со всех концов Крыма собираются морские и сухопутные экскурсии к «оригинальному сооружению» — замку «Ласточкино гнездо». Почти все, кто приезжает в Крым, стремятся хотя бы раз подняться к «Ласточкину гнезду». Правда, на площадке перед замком, где и без того стало тесно от торговцев сувенирами, летом собирается столько любознательных, что невольно приходят мысли о благодатном межсезонье, когда хотя бы рано утром удается побыть здесь одному или вдвоем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code